понедельник, 20 мая 2013 г.

Акция Реконструкции. Картины 33-48. День третий.



День третий. МАРИЯ ПОЖАРИЦКАЯ 

ПЕРФОРМАНС 
Материалы: клей ПВА, кисть, пергамин 16 квадратов 20х20см, опилки мамонтовой кости, мамонтовая кость. Длительность один час. 

П А М Я Т И     П Р О - П А В Ш И Х   и л и     разговор о любви.         


Несколько лет назад с человечеством произошла такая история: оно неожиданно пылко полюбило своих вымерших собратьев. Экраны телевизоров, полки магазинов, цветные картинки, детские комнаты заполнились подозрительно не-страшными изображениями евдиморфодонтов, пихицефалозавров, археоптериксов и прочих существ с труднопроизносимыми именами, объединенных общим нежным прозвищем "динозавриков". Дети и родители, позабыв друг о друге, часами бродят по переполненным залам палеонтологических музеев, вглядываясь в узорочье каменных отпечатков и кружевные конструкции скелетов. Рядом с этими невероятными, завораживающе ужасными, щедро украшенными орнаментами из когтей, рогов и наростов чудовищами, теплокровный, мохнатый, так похожий на совсем родного доброго слоника мамонт уже совсем не кажет-ся чужим и далеким, и музейное чучело мамонтенка носит мягкое и близкое имя Васи. Однако его нет с нами. Почти истребив своих современников, загнав оставшихся в зоопарки и резервации, люди поселили рядом с собой призраки животных, в чьей гибели они не были виновны. Но попробуйте найти где-нибудь веселенькое изображение сумчатого волка - ручаюсь, это будет трудно. На мамонтов мы, правда тоже охотились, однако, тогда мы были малочисленны и плохо вооружены, так что в окончательной гибели мамонтов виновны не мы, поэтому мы их любим. Время возвращается на круги свои, но это не наше время, круги нашего концентрически сжимаются, обращаясь сначала в точку, а после в ничто. Я отдаю 1 час своей жизни загадочно исчезнувшему Андрею Благову. 16 мая с 18 до 19 он живет за меня и посвящает этот час нашим старшим братьям - мамонтам. Двигаясь по сужающимся концентрическим кругам Я - Благов рассыпаю истершееся в порошок оружие - мамонтову кость, с каждой минутой круг становится уже, но пятно, оставляемое рассыпанной пылью веков все гуще, распыленные останки живых гор постепенно концентрируются и восстанавливаются. Сужается время, сужаются круги, и вот, последняя точка, последняя секунда, и на черный квадрат со стуком падает твердя матовая кость. Время ушло, прошлое вернулось. Братья мамонты, не мы вас погубили, поэтому мы вас любим.


MARIA POZHARITSKY

IN  MEMORY THE DE-CEASED, or a talk on love

performance

Materials: latex glue, glassine paper 16 squares 20х20sm, mammoth bone’ sawdust, mammoth bone

Some years ago  a strange thing happened to humanity: all of a sudden it fell in passionate love with deceased ancestors. TV-sets, shopshelves, coloured pictures, child’s rooms were filled up with suspisiously unthretening images of eudimodorphonts, pychizephalozaurus, archeopterocos and multitude of other creatures with tonguebreaking names, classifyed by common tender name “dinozaurics”. Kids and their parents having forgot of each other have been walking for hours in ovecrowded rooms in paleontological museums peering at the figured stone prints  and lacy structures of skeletons.
Besides those incredible, charmingly dreadful monsters generously ornamented with their claws, horns and burrs, a warm-blooded shaggy mammouth so similar to our own good little elephant doesn’t seem to be alien and remote while stuffed mammouth cab in the museum has so familiar and dear name of Vasia. Though it isn’t with us.
Having almost exterminated their contemporaries, having driven all that remained into Zoos and reservations people settled their world with phantoms of animals in whose perish they were not guilty. But do try to find somewhere a merry picture of marsupials wolves - I swear it’s a bloody difficult affair. Mammouths were surely hunted too, but then we were neither  numerous nor well armed, so we can’t be responsible for their final perish what explains our love to them.

            The time returns again according to its curcuits, but it’s not our time. The circuits of ours are contracted concentrically, firstly turning into a point and then into nothing. I give 1 hour of my life to enigmatically disappeared Andrey Blagov. May 16 from 18 p.m. to 19 p.m. he lives instead of me and dedicates this hour to our smaller brothers - mammouths. Moving by the contracting concentric circles I-Blagov scatter arms grinned to dust - mammouths’ tusks; any minute the circle becomes narrower, while the spot of thus scattered dust of ages is thicker - these scattered remains of live hills are gradually concentrated and restored. The time gets narrow, the circles gets narrow and now the last spot, the last second: the hard dull bone falls with a knock on the black square. Time has gone, the past has come back. Mammouths, our brethren, we did not kill you and that is why we love you.

Комментариев нет: