пятница, 18 марта 2011 г.

2010. Андрей Суздалев, Игорь Колесов. ДАЛЬНЯЯ




ДАЛЬНЯЯ (избранные дорожные партитуры)



Визуально-акустический выставочный проект «Дальняя» завершает «метагеографический» цикл Андрея Суздалева, посвящённый Белому морю («Реверс севера», «Фигуры прилива»). Здесь авторская мифология места получает неожиданное развитие в звучании. В основе инсталляции – книга художника, созданная по материалам соловецких дневников и зарисовок. При переносе этих идеографических рисунков на нотный стан возникают своего рода графические псевдо-песни – избранные дорожные партитуры, маленькие пьесы воображения. Новое медийное расширение проект получил благодаря музыканту и композитору Игорю Колесову, который разработал систему музыкальной «транскрипции» этих пьес для фортепиано.

Андрей Суздалев:
Изначально это всё было в виде дневника, который рисовался во время очередной поездки на Соловки. За многими знаками стоят личные наблюдения – моя собственная метагеография. Партитуры как бы постоянно "мерцают" между знаком/иероглифом и "натурной съёмкой": вот археологические раскопки, вот рой комаров над свежевырытой ямой, ржавая бочка, переделанная в печку-буржуйку, наковальня, дровяной сарай, старый причал в Кеми, туманы, лабиринты, приливы, отливы ... Для меня они не просто предметы-феномены, но идеи, кирпичики идей, из которых складываются развёрнутые повествования, или вот теперь – партитуры. Отсюда и особая графическая система записи, которая возникла и постепенно развивалась начиная с 2000 года.



Игорь Колесов:
Я вывел принцип расшифровки изобразительных партитур, основываясь на трудах Василия Кандинского. В данном случае я использовал, предложенный им в своей теоретической работе «Точка и линия на плоскости», способ визуальной аналогизации точек и линий определённой формы и нотных знаков на нотном стане. Поскольку Андрей Суздалев в своих «партитурах» использовал конкретные визуальные ряды, то мне приходилось по сути расщеплять их на точки и линии, и в то же время сохранять смысловое наполнение изображения. Расщепление было необходимо для выбора аналогичных визуальным формам нотных знаков и домысливания дальнейших визуально-знаковых рядов. Смысл же изображения давал возможность понимания конструкции многоголосия и характера повествования «партитур»... Результат оказался удивительным, так как выяснилось, насколько гармоничен визуальный ряд «партитур» с точки зрения звука.

Комментариев нет: