четверг, 5 сентября 2013 г.

Акция Реконструкции. Картины 33-48. День тридцать шестой.

День тридцать шестой. Отсутствие       Лев Степанов

На эту пустую страницу, так как это отсутствие не имело визуальной документации я считаю возможным поместить  историю, фактически завершающую проект, уже за его рамками, ни во что не реализовавшуюся, но меня потрясшую и даже напугавшую. М.П.





Где-то под конец акции среди зрителей появился молодой человек - знакомый знакомых, художник, откуда-то из отпавших бывших республик, очень  молодой, но  уже с биографией местного авангардиста. И, естественно, получил как и все описание проекта.
Вновь он появился позднее, недели через три, по вполне житейскому поводу.
И вдруг он предлагает стать Благовым, полностью, по Расписанию, на год, если не умрет раньше, с условием что ему выделят комнату (камеру)(sic!) плюс материалы для рисования и минимальное содержание чтобы вести акцию...
Bыйти оттуда, если выживет, он предполагал через год, получив документы на имя Благова Андрея (что в нашем мире вполне возможно).
Не знаю, стоит ли описывать личные предпосылки, толкнувшие его на такое предложение. Я, естественно, ими поинтересовалась и вполне доверяю ответу. За этим стоял не только кризис художественного языка, но и достаточно трагические обстоятельства...    
Возникло множество вопросов. До каких  пределов я, как автор рамки проекта могу отвечать за подобный риск уже за рамками и проекта и собственно художественного эксперимента...                   
Финансовая невозможность реализации этого продолжения была спасительна, во всяком случае для меня, как оказалось, не готовой нести ответственность за призрак моего персонажа, грозивший ожить, чтобы опять умереть уже в  реальном теле.


Это несостоявшийся Андрей Благов, собравшийся через двадцать лет повторить первый перформанс Тейчина Сье не ведая о его существовании.


absence        Lev Stepanov


As there was no visual documentation for this empty page, I’ve figured that it would be best to fill it with the following story that had happened beyond the framework of the project and had no continuation, but that had caused me quite a surprise and even frightened me. M.P.






Closer to the end of the project, a young man showed up among the audience. That was an acquaintance of some friends of mine, an artist from some of the ex-republics, very young, but already with a biography of a local avant-gardist. Just as everybody else, he was given a description of the project.
Next time he showed up about three weeks later on some utterly trivial occasion. An then, all of a sudden, he comes up with a suggestion to become Blagov for one year, on the schedule, if he doesn’t die earlier, provided that he is given a room (a ward) (sic!), plus materials for drawing and a small amount of money to be able to run the project.
According to his idea he would leave the ward precisely one year after, and get a passport for the name of Andrey Blagov (which is quite feasible in our world).
I don’t know if I should recount his personal motives, which I, of course, inquired about, and am inclined to trust. I can only say that it was not only the crisis of artistic language, but also certain tragic events.
I found myself overwhelmed with questions. To what extend can I, as an author of the project, take responsibility for such risk beyond the framework of the project and, in fact, beyond the framework the artistic experiment.
Financial inability to incarnate this project turned out to be a salvation, at least for me, as I found myself not ready to bear responsibility for the ghost of the character that I had created, promising to return to life in order to die in a real body


Альбом: 5 сентября 2013 г.

Комментариев нет: